Жалоба в прокуратуру на отказ следователя проведении очной ставки

Жалоба в прокуратуру на отказ следователя проведении очной ставки

В Басманный районный суд г.Москвы

Заявитель: защитник – адвокат Адвокатской Палаты Республики Башкортостан, Башкирской республиканской коллегии адвокатов, Уфимский городской филиал

Ермолаев Игорь Николаевич, регистрационный номер 03/270,

в защиту прав обвиняемого

Зуева Сергея Васильевича, содержащегося в ФГУ ИЗ-99/1 ФСИН России

г.Уфа, 450071, а/я 150.

К Руководителю следственной группы Генеральной прокуратуры РФ

г.Москва, Технический переулок, 2.

14.05.2007 г. исх.№05З-16

в порядке ст.125 УПК РФ

30 августа 2006 года следователем следственной группы проведена очная ставка между обвиняемым Зуевым С.В. и свидетелем Файзуллиным.

31 августа 2006 года (исх. № 08З-56) защитой Зуева С.В. заявлено ходатайство о признании очной ставки недействительной. Основанием признания следственного действия недействительным было указано: нарушение прав обвиняемого, в связи с отказом от оглашения ранее данных обвиняемым показаний, на которые ссылался следователь; следователь не записал в протокол показания обвиняемого в той очередности в какой они давались; следователь не законно снял вопросы обвиняемого, свидетелю — участнику очной ставки.

9 октября 2006 года руководитель следственной группы Генеральной прокуратуры РФ Лоскутовым В.В. вынесено постановление о полном отказе в удовлетворении ходатайства защиты.

Основанием отказа в удовлетворении ходатайства руководитель следственной группы указал нормы ст.192 УПК РФ, в соответствии с которыми, якобы «ряд заданных Зуевым вопросов Файзуллину не относятся к предмету данной очной ставки и поэтому обоснованно были отведены следователем».

Данные выводы не соответствуют закону, а указанная норма права не содержит норм, на которые ссылается руководитель следственной группы.

Ст.7 УПК РФ установила императивную норму, обязательную для применения, в соответствии с которой постановления следователя должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Нарушение норм Уголовно-процессуального кодекса следователем влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Как указано выше, постановление об отказе в удовлетворении ходатайства от 09.10.2006 года не основано на законе, не имеет обоснований со ссылками на нормы права, не содержит мотивов, установленных действующим законом.

Следователь при осуществлении уголовного преследования, наделяется уголовно-процессуальным законом правами и обязанностями, указанными в законе.

К обязанностям следователя, в частности относится: разьяснять обвиняемому права и обеспечить возможность осуществления этих прав (ч.1 ст.11 УПК РФ).

Права следователя при проведении предварительного расследования, определены нормами ст.38 УПК РФ и указанных в специальных нормах отдельных статей уголовно-процессуального закона прав, при производстве тех или иных следственных действий.

Действия следователя не содержащиеся в общих или специальных нормах уголовно-процессуального закона, являются не законными!

Права Зуева С.В. в качестве обвиняемого, определены ст.47 УПК РФ, в том числе: давать показания, участвовать в следственных действиях, защищаться иными способами, не запрещенными законом.

Очная ставка, как особая стадия уголовного преследования, кроме общих норм, регулируется специальными нормами ст.192 УПК РФ. Данная норма уголовно-процессуального закона, предоставляет право обвиняемому с разрешения следователя задавать вопросы другому участнику очной ставки.

Таким образом, закон позволяет обвиняемому защищать свои права и доказывать свою невиновность любыми способами, а не только указанными в УПК РФ.

В ходе проведения очной ставки 30.08.2006 года, после дачи показаний каждым из участников очной ставки, следователь предложил участникам очной ставки задавать вопросы друг другу. Свидетель Файзуллин не имел вопросы к Зуеву. Зуев имел ряд вопросов, которые и поставил перед Файзуллиным, с разрешения следователя. Вопросы были внесены в протокол очной ставки.

Однако без указания причин и правовых оснований, следователь снял 13 вопросов обвиняемого Зуева С.В. к участнику очной ставки, не законно лишив его тем самым права на защиту.

Ст.45 Конституции РФ предоставляет право каждому защищаться всеми способами не запрещенными законом.

Действующий уголовно-процессуальный закон не запрещает обвиняемому задавать на очной ставке вопросы другому участнику очной ставки и получать на них ответы. Давать показания в виде ответов на поставленные вопросы, является обязанностью свидетеля, о которой но был предупрежден перед началом очной ставки по ст.307 и ст.308 УК РФ.

Участвуя в данном следственном действии обвиняемый может осуществить свое право на защиту и доказать свою невиновность, изобличить свидетельствующего против него свидетеля во лжи единственным способом – путем постановки перед ним вопросов и получения на них ответов.

Ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод закрепила минимум прав обвиняемого среди которых – право допрашивать показывающих против него свидетелей.

Таким образом, вопросы, заданные обвиняемым Зуевым С.В. на основании ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст.45 Конституции РФ и ст. 192 УПК РФ, соответствовали действующему законодательству и являются правомерными.

Как было указано выше общие нормы уголовно-процессуального закона, содержащиеся в ст.38 УПК РФ, и частные нормы ст.192 УПК РФ не предоставляют следователю права снимать вопросы обвиняемого и лишать его возможности защищаться и доказывать свою невиновность.

Ст.190 УПК РФ обязывает следователя в ходе допроса, вопросы и ответы на них записывать в той последовательности, которая имела место в ходе допроса.

Указанные следователем в протоколе очной ставки и руководителем следственной группы в постановлении об отказе в удовлетворении ходатайства, как основание снятия вопросов обвиняемого Зуева С.В., то что они «не относятся к предмету очной ставки» не основаны на законе и прямо ему противоречат. Следователь не имеет прав снимать вопросы обвиняемого к другому участнику очной ставки.

Таким образом, действия следователя при проведении очной ставки 30.08.06 года, по снятию вопросов обвиняемого Зуева С.В. к другому участнику очной ставки – свидетелю Файзуллину, являются не законными, грубо нарушающими права обвиняемого.

Ст.123 УПК РФ предоставляет право участникам уголовного судопроизводства обжаловать в установленном уголовно-процессуальном кодексом РФ порядке действия и решения следователя, прокурора.

На основании изложенного, руководствуясь ст.123 и ст.125 УПК РФ прошу суд:

1. Истребовать в Генеральной прокуратуре протокол очной ставки от 30.08.06 г. и документы обосновывающие снятие следователем вопросов обвиняемого.

2. Предоставить заявителю возможность ознакомиться с представленными Генеральной прокуратурой РФ в суд материалами.

3. Признать действия следователя следственной группы Генеральной прокуратуры РФ Матвеева Д.Б. при проведении очной ставки между обвиняемым Зуевым С.В. и Файзуллиным 30.08.2006 г. по снятию вопросов обвиняемого Зуева С.В. к другому участнику очной ставки – свидетелю Файзуллину, не законными.

4. Признать решение руководителя следственной группы Генеральной прокуратуры РФ Лоскутова В.В. по отказу в удовлетворении ходатайства защиты о признании не законными действий следователя Матвеева Д.Б. по снятию вопросов обвиняемого Зуева С.В. к другому участнику очной ставки – свидетелю Файзуллину, не законными.

5. Обязать вышестоящего прокурора устранить допущенные нарушения.

  1. Копия ходатайства защиты.
  2. Копия постановления от 09.10.06.
  3. Ордер адвоката.

Определением Басманного районного суда г.Москвы жалоба оставлена без удовлетворения, а действия следователя признаны ЗАКОННЫМИ!

Отказ в проведении очной ставки суд расценил как препятствие к рассмотрению дела

Адвокат, член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин сообщил «АГ» о необычном случае, когда суд вернул дело о злоупотреблении должностными полномочиями прокурору в связи с отказом в проведении очных ставок на стадии предварительного следствия. Суд посчитал это существенным недостатком, не позволяющим вынести какое-либо решение по делу.

Уголовное дело по ч. 1 ст. 285 УК РФ возбуждено в отношении участкового М., который отказал двум заявителям, сообщившим о похищении с их автомобилей аккумуляторов, в возбуждении уголовных дел. Эти действия сотрудника полиции расценили как злоупотребление должностными полномочиями.

В ходе следствия адвокат Борис Золотухин, защищавший М., заявлял ходатайство о проведении очной ставки между Н., Г. и обвиняемым, однако оно было отклонено следователем с указанием, что в их показаниях нет противоречий.

Точно так же было отклонено и ходатайство о допросе эксперта, заключение которой было использовано обвинением в качестве доказательства. Адвокат указал на нее как на лицо, подлежащее вызову со стороны защиты, однако в нарушение ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении эксперт не была включена в соответствующий список. Кроме того, использовались показания не имеющей отношения к обвинению свидетеля Д. и содержание телефонных переговоров.

Постановление о привлечении М. в качестве обвиняемого и обвинительное заключение содержали информацию о том, что тот по заявлению Г. о хищении аккумуляторов вынес заведомо незаконное и необоснованное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления, тем самым укрыв преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ от учета, что и повлекло существенное нарушение охраняемых законом прав и интересов Н., гарантированных Конституцией.

В ходе предварительного слушания Борис Золотухин сообщил об указанных недостатках и заявил ходатайство о возврате уголовного дела прокурору в связи с нарушением требований УПК.

Стоит заметить, что судьей по собственной инициативе также был поставлен вопрос о возвращении уголовного дела прокурору, поскольку обвинительное заключение составлено с нарушением норм УПК РФ и исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного акта. По мнению суда, препятствуют рассмотрению дела в том числе и имеющиеся в материалах дела определения о прекращении по этим же фактам дел об административных правонарушениях за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Возражая против возвращения дела прокурору, сторона обвинения сообщила, что заявленные защитником в ходе следствия ходатайства разрешены следователем в соответствии с требованиями УПК РФ, а допросить Н., Г. и эксперта можно в ходе судебного разбирательства. Что касается указания на то, что отказ в возбуждении уголовного дела по факту хищения аккумуляторов у Г. повлек существенное нарушение законных прав и обязанностей Н., то это техническая ошибка, не влияющая на существо предъявленного обвинения. Отсутствие указания в обвинительном заключении на Г. и Н. как на потерпевших по делу, по мнению стороны обвинения, не является основанием для возвращения дела прокурору, так как они могут быть признаны потерпевшими судом.

Кроме того, гособвинитель указал, что вынесенные М. определения об отказе в возбуждении дел об административных правонарушениях не имеют юридической силы, так как вынесены после возбуждения по тем же фактам уголовных дел.

Суд отметил, что указание на нарушение законных прав и интересов Н. в связи с вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Г. порождает для суда неопределенность в том, чем нарушены охраняемые законом права и интересы Н. хищением аккумуляторов у Г.

Кроме того, суд указал, что на момент возбуждения уголовных дел в отношении обвиняемого у следователя имелись сведения о лицах, чьи права и законные интересы нарушены в результате незаконных действий М., однако решения о признании таких лиц потерпевшими в порядке, установленном ст. 42 УПК РФ, не было принято. Кроме того, было установлено нарушение ст. 220 УПК РФ в связи с тем, что эксперт, несмотря на ходатайство стороны защиты, не был включен в список лиц, подлежащих вызову на судебное заседание.

Суд указал, что в соответствии с ч. 3. ст. 15 УПК РФ он не является органом уголовного преследования и не выступает на стороне обвинения или защиты. Кроме того, он отверг доводы гособвинителя о возможности самостоятельного устранения судом выявленных нарушений, поскольку определение существа обвинения и указание в нем всех фактических данных, подлежащих обязательному доказыванию на стадии досудебного производства, относятся к компетенции следственных органов.

Сославшись на положения ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ, обусловливающие возможность оглашения показаний потерпевшего и свидетеля в суде лишь при условии предоставления обвиняемому права их оспаривания в предыдущих стадиях по делу, суд указал, что из-за отказа органа предварительного расследования в проведении очных ставок на стадии предварительного следствия суд лишается возможности в дальнейшем применить вышеуказанные положения Кодекса при рассмотрении уголовного дела.

В комментарии «АГ» Борис Золотухин рассказал, что в своей практике ни разу не сталкивался с тем, чтобы суд, рассматривая на предварительном слушании ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору, хотя бы раз посчитал отказ в проведении очных ставок нарушением. Он отметил, что суды обычно указывают, что лица, в проведении очных ставок с которыми отказано, подлежат обязательному вызову в судебное заседание, где сторона защиты реализует свое право на их допрос.

«Но вот случилось неожиданное. Суд согласился с доводом о нарушении права защиты отказом в проведении очных ставок и, наряду с другими нарушениями, посчитал такой отказ препятствующим рассмотрению дела по существу», – прокомментировал адвокат.

В заключение Борис Золотухин сообщил, что постановление о возвращении дела прокурору не обжаловалось и вступило в законную силу.

Жалоба в прокуратуру на отказ следователя проведении очной ставки

Наш адрес:
121099, г. Москва,

Шубинский пер., 2/3,

3 и 4 этажи
тел./факс: (499) 2414341

тел.: (499) 241-43-71,

(499) 241-42-45,
(499) 241-40-96,

12.03.18. Суд признал отказ от проведения очной ставки нарушением права на защиту . НАГ. №5 за 05.03.18.

№ 5 (262) МАРТ 2018 г. advgazeta.ru 11

В И ПРОТОКОЛЕ ЗАЩИТНИК УКАЗЫВАЮТ ОБВИНЯЕМЫЙ «, С КЕМ И ПО КАКИМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ ОНИ ПОЛАГАЮТ НЕОБХОДИМЫМ ПРОВЕСТИ ОЧНЫЕ СТАВКИ, КОГО И ПО КАКИМ ВОПРОСАМ ДОПОЛНИТЕЛЬНО ДОПРОСИТЬ С ИХ УЧАСТИЕМ.

Дело возвращено прокурору

Суд признал отказ от проведения очной ставки нарушением права на защиту

Борис Золотухин АДВОКАТ, ЧЛЕН СОВЕТА АП БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

уголовно- процессуальное право

ТЕМА: очная ставка

Автор статьи заявлял ходатайство о воз- вращении дела прокурору, указывая в качестве одного из оснований отказ в проведении очных ставок. В настоящей статье рассмотрена мотивировка суда, согласившегося с доводом о нарушении права защиты отказом в проведении очных ставок, а также рассказано о новой практике, введенной прокуратурой Хабаровского края, – протоколе разъяснения о праве на очную ставку. Внесено предложение о дополнении ст. 217 УПК РФ. Сколько раз приходилось читать следующую мотивировку в постановлении об отказе в удовлетворении ходатайства о проведении очных ставок с потерпевшими и свидетелями: «согласно ч. 1 ст. 192 УПК РФ при наличии в показаниях допрашиваемых лиц существенных противоречий следователь вправе провести очную ставку. Таким образом, проведение очной ставки является правом следователя, а не его обязанностью». Знаю, что ту же мотивировку не раз читали и коллеги. Не особо изменили ситуацию с предельно широкой трактовкой следователями своей процессуальной самостоятельности и вызванные неоднократными решениями ЕСПЧ дополнения в ст. 281 УПК РФ, допускающие оглашение неявившихся в суд потерпевших и сви- детелей только лишь «при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами». Как известно, сегодня УПК РФ фактически предусматривает един- ственный такой способ – очную ставку (хотя есть еще возможность ходатайства о дополнитель- ном допросе участников процесса с участием адвоката, но даже при удовлетворении такого ходатайства закон не предусматривает право защитника задавать вопросы допрашиваемым). Как правило, по делам с такими отказами я заявлял ходатайство о возвращении дела прокурору, ука- зывая в качестве одного из основа- ний в том числе и отказ в проведении очных ставок. Свое ходатайство обосновывал разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2014 г. № 29 «О практике применения судами законодатель- ства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» об обязанности следовате- ля гарантировать соблюдение прав обвиняемого, к которым относится и гарантированное ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод право на допрос лиц, показывающих против него, а отказ следователя в реализации этого права является нарушением международных норм и конституционного права на защиту. На предварительном слушании, рассматривая ходатайство о воз- вращении уголовного дела прокурору, ни разу суд не посчитал отказ в проведении очных ста- вок нарушением, препятствующим рассмотрению дела по существу, указывая, что лица, в про- ведении очных ставок с которыми отказано, подлежат обязательному вызову в судебное заседание, где сторона защиты реализует свое право на их допрос. Но вот случилось неожиданное. Суд согласился с доводом о нарушении права защиты отказом в проведении очных ставок и, наряду с другими нарушениями, посчитал такой отказ препятствующим рас- смотрению дела. Очень интересна мотивировка суда по препятствию к рассмотрению дела таким нарушением права на защиту. Сославшись на положения ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ УПК РФ, обусловливающие возможность оглашения показаний потерпевшего и свидетеля в суде лишь при условии предоставления обвиняемому права на их оспаривание в предыдущих стадиях по делу, суд указал, что «отказывая обвиняемому в проведении очных ставок с Н. и Г. на ста- дии предварительного следствия, орган предварительного расследования лишает суд возможности в дальнейшем применить вышеуказанные положения ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела судом». Мы знаем, что оглашение показаний указанных лиц при их неявке в суд возможно в случае тяжелой болезни, иностранного гражданства, при отказе в явке, чрезвы- чайных обстоятельствах и неустановлении местонахождения (п. 2–5 ст. 281 УПК РФ). Знаем мы и о том, как легко судебная практика трактует понятия чрезвычайных обстоятельств и неустановления местонахождения, и зачастую для последнего бывает достаточно рапорта судебного пристава о том, что именно поэтому принудительный привод осуществить невозможно. И, возможно, я сам посчитал бы такой вывод суда странным тогда, когда оглашение было возможно лишь по ходатайству сторон, но с учетом права суда на собственную инициативу при оглашении вывод суда представляется обоснованным. А именно, судья указал, что есть конкретная норма УПК РФ, которую суд в связи с решениями органа расследования лишен возможности применить в ходе рассмотрения дела. С учетом изложенного считаю, что мотивация суда по моему ходатайству заслуживает внимания коллег и применения в практике. Кстати, постановление о возвращении дела прокурору им не обжаловалось и вступило в законную силу. Обсуждая с коллегами данный случай, узнал о практике, которую в следствие всех ведомств внедрила прокуратура Хабаровского края. Уведомив об окончании предварительного расследования, после ознакомления стороны защиты с материалами уголовного дела, до составления протокола в порядке ст. 217 УПК РФ, следователь составляет протокол разъяснения положений ст. 281 УПК РФ и выясняет у обвиняемого и его защитника, В электронном выпуске в виде приложений к данной статье публикуются два варианта протокола о разъяснении положений ст. 281 УПК РФ (с обезличенными данными). От редакции редакции желают ли они воспользоваться правом оспорить показания свидетельствовавших против обвиняемого лиц предусмотренными законом способами (задать вопросы потерпевшим либо свидетелям путем проведения очной ставки либо проведения допроса свидетеля (потерпевшего) с участием обви- няемого). В протоколе обвиняемый и защитник указывают, с кем и по каким обстоятельствам они полагают необходимым провести очные ставки, кого и по каким вопросам дополнительно допросить с их участием. Как рассказали коллеги, отсутствие такого протокола прокурор признает основанием для возвра- щения дела на дополнительное рас- следование. Такое же решение ожидает следователя при немотивированном отказе в проведении очных ставок или дополнительного допроса. И уж совсем порадовался за кол- лег, когда узнал, что дело может быть возвращено и в случае необоснованного отклонения вопросов защиты в ходе очных ставок. Подобные действия прокурора считаю полностью законными, поскольку указанное в сегодняшней редакции ст. 281 УПК РФ предоставление обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотрен- ными законом способами по своей сути является его правом, кото- рое, с моей точки зрения, входит в предусмотренное п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ право возражать против обви- нения, но самостоятельно не разъясняется. ПРЕДЛОЖЕНИЕ Обобщая свою практику и практику коллег, полагаю назревшим следу- ющее дополнение в УПК РФ. Предлагаю обоснованным ч. 4 ст. 217 УПК РФ после слов: «какие у них имеются ходатайства и заявления» дополнить словами: «Обвиняемому разъясняется право оспорить показания свидетель- ствовавших против него лиц пред- усмотренными законом способами и выясняется, с кем и по каким обстоятельствам он полагает необ- ходимым провести очные ставки, кого и по каким вопросам дополнительно допросить с его участием». Представляется, что коллеги такое предложение одобрят.

Ходатайство о рассмотрении жалобы на незаконные действия следователя

Как показывает практика, адвокаты защитники практически не используют возможность обжалования действий следователя в судебных стадиях производства по уголовному делу. Многие из них считают, что обжалование действий и решений следователя может осуществляться только в порядке ст.125 УПК РФ. Однако, это мнение ошибочно.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.03 г, № 18-П, было разъяснено, что обжалование незаконных действий (решений, бездействия) следователя должно осуществляться в суде, рассматривающем уголовное дело по существу. Но, в тех случаях, когда перенос на более поздние сроки обжалования действий (решений, бездействия) следователя может привести к нарушению конституционных прав и свобод гражданина (например, арест имущества), то, такие действия (решения, бездействие) следователя могут быть обжалованы в суд и до того, как уголовное дело будет направлено для рассмотрения по существу в суд первой инстанции.

В рассматриваемом случае в суд заявлено ходатайство о рассмотрении жалобы на незаконное постановление следователя о непроведении очной ставки между свидетелем обвинения и обвиняемым. Ходатайство защиты надлежит рассматривать, как вынужденное, поскольку данный свидетель не явился в суд и суд огласил протоколы его допросов в ходе предварительного расследования. Тем самым, обвиняемый был лишён возможности задать этому свидетелю вопросы, как на досудебной, так и в судебной стадии производства по уголовному делу, что является существенным нарушением права обвиняемого на защиту.

23 июня 2015 года Конституционный суд РФ принял Определение № 1313-О по вопросу о конституционности положений пункта 4 части второй статьи 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации № 1313-О, где вновь повторил правовую позицию КС РФ в отношении оглашения показаний, данных при производстве предварительного расследования, что должно рассматриваться как исключение и допускаться лишь в случаях, предусмотренных законом. Согласно подп. «d» п. 3 ст. 6 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод», каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него. В силу ч. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ, регулирующего уголовное судопроизводство. Данная правовая позиция Европейского суда по правам человека была поддержана и Верховным судом РФ, который неоднократно отменял приговоры и признавал факты нарушения Европейской конвенции, в случае, если обвиняемому не была предоставлена адекватная и надлежащая возможность допрашивать показывающих против него свидетелей, возражать показывающему против него свидетелю и задавать ему вопросы (см. Постановление Президиума ВС РФ от 24.12.14 г, N 150-П14).

Таким образом, защитником правильно заявлено ходатайство о признании незаконным и необоснованным постановления следователя о непроведении очной ставки, которая должна была быть проведена (что признал сам следователь) с одновременным обеспечением безопасности свидетеля в соответствии с ч.9, ст.166 УПК РФ, а равно посредством исключения непосредственного контакта между лицами, допрашиваемыми в порядке очной ставки (эта процедура применяется во всём мире, в том числе, в РФ).

Если бы адвокатом защитником не было бы заявлено подобное ходатайство, то, его действия являлись бы неэффективными, поскольку не были бы использованы все доступные ему средства правовой защиты своего клиента — обвиняемого в уголовном деле.

В Советский районный суд

От адвоката НО “Самарская областная коллегия

адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: г. Самара,

пр-кт Карла Маркса, д. 192, оф. 619

в защиту подсудимого

ХОДАТАЙСТВО

(в порядке ст. ст. 53, 75, 271 УПК РФ)

о рассмотрении жалобы на незаконные действия следователя

В Вашем производстве находится уголовное дело в отношении А.____________ и О._____________, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ч.3, ст.285 и п. в», ч.3, ст.286 УК РФ.

Мной осуществляется защита подсудимого А.______________.

В судебном заседании 09.09.15 г судом принято решение об оглашении показаний свидетеля обвинения В., не явившегося в суд (по поводу этих действий суда мной отдельно поданы письменные возражения в порядке ст.243 УПК РФ).

Вместе с тем, государственным обвинителем не были оглашены, то есть, были сокрыты от исследования в судебном заседании иные материалы уголовного дела, имеющие непосредственное отношение к допросу свидетеля В. и к оценке допустимости его показаний.

Так, в материалах уголовного дела имеется заявление свидетеля В. от 21.04.14 г с просьбой к следователю не проводить очных ставок с А.________________ (том 4, л.д.124) .

Также в материалах уголовного дела имеется постановление следователя П. от 21.04.15 г об удовлетворении ходатайства В. о непроведении в настоящее время очных ставок с обвиняемым А.______________ (том 4, л.д.125) .

Полагаю, данное постановление следователя является незаконным и необоснованным по следующим основаниям :

В силу требований ч.4, ст.7 УПК РФ постановление следователя должно отвечать критериям законности, обоснованности и мотивированности.

Обжалуемое постановление следователя этим нормативным условиям не соответствует .

Ни одна из указанных следователем норм УПК РФ – ст. ст. 56, 119, 120, 122, 159, 219 УПК РФ – не содержат регламентации правовых оснований для непроведения очной ставки, даже если об этом заявлено ходатайство свидетелем, с которым должна быть проведена очная ставка.

О мерах безопасности, применяемых для свидетеля, указано в ч.9, ст.166 УПК РФ, однако, следователь на эту норму УПК РФ не сослался и, соответственно, в обжалуемом постановлении следователя отсутствует описание юридических фактов, которые могли бы обусловить подобное решение следователя, а именно, — решение о непроведении очной ставки (такого решения в УПК РФ вообще не предусмотрено, в связи с чем оно является заведомо незаконным) .

Кроме того, в ч.9, ст.166 УПК РФ установлены совершенно иные действия следователя, а не отказ в производстве следственного действия (эти действия следователем не выполнены) .

Что касается обоснованности постановления следователя, то, в его тексте полностью отсутствует обоснование принимаемого решения о непроведении очной ставки (здесь мы учитываем, что в обжалуемом постановлении изложено обоснование необходимости разрешения ходатайства свидетеля В., но, нет обоснования наличия фактических оснований для удовлетворения подобного ходатайства) .

Хотя следователь ссылается на доводы В., но, эта ссылка следователя не может быть признана обоснованной по следующим основаниям:

Ни свидетель В., ни обвиняемый А.____________ не были допрошены по обстоятельствам, которые могли бы препятствовать проведению между ними очной ставки. Более того, не допросив В. и А.______________ по этим обстоятельствам, следователь, тем самым, не проверил доводы В., изложенные им в заявлении на имя следователя с просьбой о непроведении очной ставки между В. и обвиняемым А.______________.

В своём заявлении В. указал причину непроведения очной ставки – то, что А._____________ длительное время являлся руководителем В., в связи с чем, В. полагает, что А.____________ окажет на В. психологическое воздействие, используя свои связи…

Нет необходимости комментировать эти лишённые логики и смысла утверждения свидетеля В., являющиеся не более, чем домыслами В., опасающегося, что он может быть изобличён в ходе очной ставки, а именно, изобличён в том, что он оговорил А.___________.

При этом, поскольку А.____________ не был допрошен по этим обстоятельствам, то, его доводы не были опровергнуты. Поэтому у следователя не имелось оснований «доверять» В., даже не выясняя позицию А.____________ в отношении подобного заявления В.

Поскольку мотивировка является внешним выражением обоснованности, то, в обжалуемом постановлении следователя П. отсутствует мотивировка решения о непроведении очной ставки. Даже если принять во внимание ссылку следователя на доводы заявления В., то, в постановлении следователя должна была быть изложена мотивировка, объясняющая, почему следователь соглашается с утверждениями В., а не отклоняет их (для чего имелось гораздо больше оснований) .

Более того, поскольку в обжалуемом постановлении следователя отсутствуют пояснения А.___________ по этому поводу и их правовая оценка со стороны следователя, то, обжалуемое постановление следователя является односторонним и необъективным, что тоже влечёт признание его незаконным и необоснованным, не соответствующим требованиям ч.4, ст.7 УПК РФ.

В обжалуемом постановлении следователя отсутствует решение о возможности применения предусмотренных законом средств защиты свидетеля В., обеспечивающих его личную безопасность в связи с проведением с ним такого следственного действия, как очная ставка. При таких данных, решение следователя о непроведении очной ставки, когда она была необходима, является существенным нарушением закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 53, 75, 271 УПК РФ, —

ПРОШУ

признать незаконным постановление следователя П. от 21.04.15 г (том 4, л.д.125) об удовлетворении ходатайства свидетеля В. о непроведении очной ставки с обвиняемым А.________.

Жалоба на постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства

ПЕРВАЯ ТУЛЬСКАЯ КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ «ЕВРОЗАЩИТА»

117186, г. Тула 8 (495) 517-66-28

Севастопольский проспект, д. 39, кв.61 8 (926) 154-56-11

В Советский районный суд г.Тулы

Адвоката Первой Московской

коллегии адвокатов «ЕВРОЗАЩИТА»

Крюка Михаила Алексеевича

117186, г. Тула, Севастопольский

проспект, д. 39, кв.61

в защиту интересов обвиняемой

П.Е.Н., содержащейся в ФКУ СИЗО-1

УФСИН России по Тульской области

в порядке ст. 123, 125 УПК РФ

на постановление следователя СО УФСКН России по Тульской области об отказе в удовлетворении ходатайства

В производстве следователя УФСКН России по Тульской области Р.С.И. находится уголовное дело № 50-5-____-2011 в отношении моей подзащитной П.Е.Н., защиту которой я осуществляю.

21.11.2012 г. моей подзащитной было заявлено ходатайство, содержащее в числе прочих просьбу об истребовании от операторов сотовой связи сведений о том, на кого зарегистрированы три указанных в ходатайстве номера, с предоставлением сведений о входящих-исходящих звонках с данных номеров за определенный период и билингом данных соединений (определения местонахождения станций при соединениях). Данное ходатайство было заявлено в целях проверки версии обвиняемой, подтверждения ее показаний и подтверждения заявления об имевших в отношении нее провокационных действиях со стороны сотрудников УФСКН России по Тульской области.

Указанное ходатайство следователем было удовлетворено в полном объеме. Однако, с материалами, поступившими на запросы, направленные в рамках удовлетворения данного ходатайства, ни адвокат, ни П.Е.Н. ознакомлены не были.

В связи с изложенным 30.01.2012 г. стороной защиты было заявлено ходатайство об ознакомлении с ответами на вышеуказанное ходатайство, однако, постановлением следователя от 01.02.2012 г. в удовлетворении ходатайства в этой части было отказано со ссылкой на предоставления данных материалов для ознакомления после окончания предварительного следствия по уголовному делу.

Данное постановление в части отказа в предоставлении для ознакомления материалов, полученных при истребовании сведений в рамках ранее удовлетворенного ходатайства, считаю незаконным и необоснованным. Поскольку отказ в ознакомлении с указанными материалами в ходе предварительного следствия существенно нарушает право обвиняемой на защиту, так как она и адвокат лишаются возможности в рамках расследования уголовного дела обосновать показания обвиняемой, подтвердить версию обвиняемой о непричастности к инкриминируемому преступлению, лишаются возможности заявить соответствующие дополнительные ходатайства, на основании информации, полученной из предоставленных материалов, лишаются возможности ходатайствовать о допросе иных лиц по полученной информации, а также задавать вопросы в ходе очной ставки с учетом данной информации.

Кроме того, материалы, полученные при удовлетворении ходатайства, являются частью ответа на ходатайство, а, следовательно, должны быть представлены для ознакомления в ходе предварительного следствия, а не после его завершения, когда дополнить материалы расследования не представляется возможным.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 123, 125 УПК РФ,

Признать постановление следователя Р.С.И. от 01.02.2012 г. о частичном отказе в удовлетворении ходатайства, в части отказа в ознакомлении с материалами, поступившими на запросы по удовлетворенному ходатайству от 21.11.2011 г., незаконным и обязать устранить допущенные нарушения.

Приложение: копия ходатайства от 21.11.2011 г.,

— копия постановления об удовлетворении ходатайства от 23.11.2011 г.,

— копия ходатайства от 30.01.2012 г.,

— копия постановления о частичном отказе в удовлетворении ходатайства от 01.02.2011 г.,

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector